CATS-портал. Все о кошках
 
РАЗДЕЛЫ ПОРТАЛА:








«Звездные» коты-2

«Звездные» коты-2

Кошка как была, так и осталась маленькой хищницей. тихой лазутчицей, втеревшейся к людям в доверие. В результате люди продались ей «с потрохами». Даже звезды. И ничуть о том не жалеют.

«Счастье» Татьяны Васильевой

У Татьяны Васильевой — не кошка, а стихийное бедствие. Но хозяйкиной любовью Кутятя тем не менее не обделена.

История происхождения «бедствия» такова: когда Татьяна Григорьевна наконец-то нормальную четырехкомнатную квартиру, ее коллега по театру прямо перед поездкой на гастроли сунул Васильевой в руки нечто живое, бросил на ходу «на счастье!» и был таков. В темноте позднего вечера актриса не сразу разглядела ценный подарок. Разглядев, влюбилась мгновенно и безоговорочно. И потащила Кутятю в гастрольный тур. С тех самых пор кошка почувствовала себя звездой. «Ей, в отличии от некоторых непонятливых артистов, не надо десятки раз объяснять, куда садиться, когда на тебя направлена камера. На съемках передач с моим участием, если они проходят дома, едва включается софит — Кутятя тут как тут. Какие только позы она не принимает!»

«Звезде» в доме прощается все — даже изодранная мебель и обгрызенные цветы. Но одно злодеяние Татьяна Григорьевна не в силах забыть никогда. Дело в том, что Васильева очень любит цветы. На Новый Год ей, завсегдатаю цветочного магазина, продавцы подарили роскошную пальму. Увы, век растения был короток…

Известная чистюля и хорошая хозяйка, Татьяна Григорьевна против своей воли вконец разбаловала «артистку»: если Кутятя понюхала еду и отошла, значит, есть она ее ни за что не будет — хоть режь! Но больше всего кошка «достает» по утрам, когда Васильева истязает себя гантелями и тренажерами: лежание Тани на полу Кутятя воспринимает не иначе, как приглашение к игре. А каждая минута так дорога!..

О чем задумался Фил?

Вот уже десять лет, как Армен Джигарханян и его жена Татьяна Сергеевна отдыхают порознь, не желая причинять своим отсутствием душевную травму самому большому домоседу в их семье. На эту жертву они решились сознательно, когда приобретение сиамского кота еще только стояло в планах. «Приезжайте, ваш мальчик родился!» — наконец позвонили из клуба… Ему было всего две с половиной недели, но уже тогда новый квартирант обращал на себя внимание трогательной задумчивостью. За что и был прозван Философом, или попросту Филом.

«Нельзя видеть в животных часть интерьера, с которым можно обращаться как угодно: «Мне хорошо — иди сюда, плохо — убирайся». Я не могу при нем даже повышать голос, потому что он… смотрит на меня. Смотрит на жену, садясь к ней на кровать перед наступлением ночи. Близко-близко. Для него — это ритуал. Идет разговор. Настоящий. Красивый… Ему нельзя врать — Филушка все чувствует, и в этом нет для меня никакой мистики. Я точно знаю, что это божественное существо, способное принимать сигналы из космоса… Похожи ли мы внешне? Говорят, да: будто бы у него такая же походка, и он тоже сутуловатый».

Недавно Армен Джигарханян построил двухэтажный загородный дом, но бывает там редко. Фила туда еще ни разу не вывозили: не любит он перемены декораций…

Телохранитель для Соньки

«Мам можно?..» — спрашивала маму маленькая Роксана Бабаян, застыв в дверях с прижатым к животу очередным уличным котом. Мама впускала. А спустя много лет вспоминала, как Роксана катала кошек на санках, и что первым словом, которое она сумела произнести, было «киса».

Сейчас в семье Державина—Бабаян живет Соня. ее папа — дикий кот из Приокского заповедника. Наследственность проявилась почти сразу: когда хозяева услышали непонятный рык, они увидели Соньку, сидящую на столе: на «загривке» карпа. Крохотное существо с аппетитом выгрызало кусочки. Роксана Бабаян и Михаил Державин поняли, что в их жизни открылась новая страница…

«Именно о такой полосатой полудикой любительнице ходить по персональной дорожке я мечтала всю жизнь, — говорит Роксана, — Примитивного «кис-кис» Соня не понимает, и мы решили, что стыдно с ней так обращаться. Со мной она запанибрата, а Михаила Михайловича и вовсе считает своим телохранителем. Во всяком случае все лекарства мы даем Соне у него на шее. Есть у Соньки два нелюбимых гостя: это Александр Ширвиндт со своей трубкой и Александр Ткачев — известный в Москве Доктор Айболит, в клиническом реестре которого кошка значится как «Державина Софья Михайловна». Ширвиндт все время дымит, а Ткачев, случается, делает уколы. Вздыбив шерсть, Сонька выскакивает на них из засады боком. Выругается — и назад!»

У Фарады живет сибирячка

Восемь лет назад тотальный дефицит обошел стороной, пожалуй, лишь единственное место в столице — Птичий рынок. Здесь, как и прежде, в изобилии предлагался товар: щенки, котята, кролики, мыши… Семен Фарада и его сын Миша, тогда еще школьник, в поисках подарка на Мишин день рождения обратил внимание на крохотную кошечку. Какой-то ханыга отдавал ее за два сорок девять, необходимые для поправки здоровья.

Шура — так назвали «девочку» — выросла в сибирскую кошку и не захотела скрывать красоту от восхищенных котовых глаз. На какие только ухищрения она не шла, чтобы в очередной раз обвести вокруг пальца Семена Львовича: пробиралась к женихам через чердачное окно, прыгала с третьего этажа!.. Однако в самую ответственную минуту своей жизни пришла именно к нему. В «уно моменто» Фарада доставил трудную роженицу в клинику, где Шуре сделали кесарево сечение. Спасти котят не удалось. С тех пор любовный интерес к прогулкам у Шуры поугас. Зато появилась нежная привязанность к Сене. Когда Фарада играет на пианино, сибирячка подпевает: «М-р-ня…». Потом подмаргивает: «Гони на кухню: там должны оставаться мясо и рыба. Только, чур, плохонькую, красную, — тебе. Мне — минтай».

Чужие «дети» Панкратова-Черного

Однажды в пять часов утра в дверь дачи Александра Панкратова-Черного и его жены Юлии кто-то постучал. Хозяева спросонья подумали, что у них двоится в глазах: рядом с их котом Чиком, открывшим летний сезон три дня назад, сидел точно такой же. Как потом выяснилось, Чик привел «даму» на сносях. Он заставил хозяев принимать у нее роды, помогал облизывать потомство, а когда «чужие» дети подросли, продолжал водить кошку «на еду» и сам принимался за трапезу только тогда, когда возлюбленная отваливалась от миски. Дело кончилось тем, что в конце лета Александр и Юлия ходили по дачам, пристраивали котят. Еще Чик — отъявленный драчун, и его знают все в округе. Александру не раз приходилось брать в руки швабру и подключаться к котовым разборкам: жалко ж своего, да и чужого — не меньше! В сердцах Панкратов-Черный обещал коту общий выговор с ремнем и нес за шиворот домой. Однако в родных стенах злодей мгновенно перевоплощался: был тих и скромен, ложился к Саше на грудь и начинал обниматься… Как-то Юля пожарила курицу. К

от ходил вокруг нее кругами, но получил кукиш. А ночью на кухне раздался грохот, и перед перепуганными хозяевами предстала картина : на полу — крышка от сковороды и Чик с ангельским выражением на морде: «У вас что, дорогие, бессонница?»

© Валентина Лоскутова
КВ на диване. Приложение к газете «Киевские Ведомости»
газета 19.09 — 25.09.2003 №34 (127)

Обсудить на форуме

Наверх

• Мы и кошки •

медицина и кошки

жизнь и кошки

CATS-ПУБЛИКАЦИИ
CATS-новости
Начинающим кошководам
Анатомия и физиология
Психология и поведение
Правильное питание
Уход и содержание
Здоровье и болезни
Кошачьи разговоры
Продолжение рода
Это интересно
Дикие кошки
Мы и кошки

На главную

Самое приятное в кошке - любовь к комфорту. (Камптон Маккензи)
Все афоризмы про кошек

Вина коты не пьют и табака не курят, но вредных привычек у них достаточно.
Юмор про кошек